Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствуем Вас Гость!
Среда, 13.12.2017, 20:12
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 417

Поиск

Погода в Колежме

Статистика сайта

Главная » » История села

Колежма в 1942 году

Колежма в 1942году.
Из дневника стрелка-радиста Г.Т.Мироненко


     Об авторе дневника: Георгий  Тимофеевич   Мироненко   родился   в   станице   Белореченской Краснодарского края, до войны окончил учительские  курсы,  после  призыва  в армию (вероятно, в 1939 г.) - курсы стрелков-радистов, служил на Севере.  Во время Великой Отечественной воевал в  137  Краснознаменном  бомбардировочном авиаполку   (бап)   (впоследствии   переименованном   в   114    гвардейский Краснознаменный Киркенесский авиаполк) 1-й  смешанной  авиадивизии  (сад)  7 Воздушной Армии Карельского фронта. В дневнике, в записи от 29 октября  1941 г., в качестве места службы упоминается также 608 ббап. После войны проживал в г.Черкесске Ставропольского края.  После  смерти  Г.Т.Мироненко  подлинник дневника  хранился  в  личном  архиве  его  однополчанина,  ныне   покойного Александра Михайловича Щетинина, у вдовы которого и  находится  в  настоящее время.

Перед вылетом. Аэродром Колежма 1941-1944 

Перед вылетом. Аэродром Колежма 1941-1944

     22 марта 1942 г. 

     Опять я в Действующей Армии, на Карельском фронте.
Квартируем в с.Колежма. Село в 400 домов кучно  расположено  на  берегу Белого моря у Колежмской губы на  реке  Колежма,  с  двух  сторон  огорожено небольшими сопками. Через село протекает ручей. Постройки - все  деревянные, просторные и содержатся в чистоте. Характерно для  всех  северных  сел,  что располагаются они среди леса, а в самом селе только несколько чахлых березок торчат у ручья да на кладбище, резко  выделяется  на  общем  фоне  роскошная еловая роща. Днем село кажется мертвым. Только изредка пройдет кто-нибудь по нужде, из дома в дом или к ручью набрать воды. Село живет рыбным  промыслом. Из мужчин в колхозе остались только старики и подростки, все остальные  ушли на фронт. Женщины поддерживают колхозное хозяйство и работают на аэродроме - трудовая повинность военного времени.
    Вечерами молодежь собирается  в  клубе  (бывшая  церковь),  где  бывают кинокартины и под выходной и в выходной - танцы под гармонь.
    Население охотно принимает  военных  на  квартиры.  Мы  разместились  в центре села. В комнате шесть человек. Комната  просторная  с  пятью  окнами. Стены оклеены голубыми с цветами обоями, полы крашены. Тепло и уютно.
     Квартира  отвечает  всем  требованиям   для   выполнения   обязанностей редактора "Боевого листка",  и  придется  за  работу  взяться  как  следует. Сегодня ровно месяц, как меня назначили редактором,  а  выпустил  я  за  это время всего-навсего шесть номеров. Раньше можно было сослаться на квартирные условия, теперь  будет  стыдно.  Пора  покончить  с  Казанской  ленью.  Надо работать. И выпускать в месяц на первый случай хотя бы листков 12-15.

     Несколько выдержек из помещенного материала в "Боевых листках":

     Оружием и рублем
     Фашистов разобьем.
     —————
     Выученный урок -
     Шаг вперед.
     Больше делай шагов
     Для разгрома врагов.
     —————
     Читатель этих строк!
     Пиши заметки в "Боевой листок"!
     —————
     Товарищ!
     Повышай опыт и знания,
     Включаясь в соревнование.
     —————
     Механик!
     Работой прочной и чистой
     Готовь разгром фашистов.


     23 марта.

     Боевых заданий все еще нет. Оттепель. При взлете машина  пробегает  всю площадку и с трудом отрывается в конце. Снег мокрый, липкий.
   Только два полета по кругу сделал наш новый комэск[1] майор Сукманов. Все остальные занимались маскировкой стоянок. Пилили молодые  ели  и  обставляли ими машины.
     Пользы немного, но день убит.
    Нашу квартиру заняло начальство  эскадрильи.  Мы  переселились  на  его место. Здесь народу больше, а потому нет прежнего простора и уюта.
   За неимением места мое новоселие ознаменовалось дежурством по общежитию без права ночного сна.
     Дежурю[2]


     26 марта.

   Ночью была вьюга и потом шел снег. Дороги и аэродром  завалены  снегом. Полпути машину проталкивали. 8 км ехали 45  минут.  На  аэродроме  расчищали взлетную полосу. Снег на машинах свозили на окраины аэродрома. Работы хватит на несколько дней. Будут заносы, будем повторять  чистку  -  но  все-таки  к весне у нас взлетная полоса для машин на колесах будет.
    Подготовил "Боевой листок" на  завтра.  Об  Азарове  длинно  и  дерзко. Пропустят ли?


     27 марта.

  Пропустили. Против ожидания фельетон  имеет  большой  успех.  Некоторые перечитывают его по несколько раз. Отдельные фразы заучены и  сегодня  имеют господство в разговорах. Значит,  работать  умеем,  нужна  только  некоторая напористость и желание. Георгий Юрк[3], рождайся снова, тебя будут уважать,  с тобой будут считаться.
    После  ужина  работали  до  24.00  на  расчистке  дороги  на  аэродром. Расчистили совместными усилиями с 80-м полком около километра. Завтра должны ходить автомашины.


     29 марта.

    Залетал к нам генерал-майор Хрюкин. Сказал, что нам,  резерву  главного командования Карельского фронта,  придется  без  работы  сидеть  еще  месяца полтора.
     Вот тебе и близость боевых дней!
     Генералу надо верить: он только что из Москвы, от Сталина.
     Значит, наше время еще не настало. Будем ждать. А как уже надоело ждать то одно, то другое, то третье! И какой черт нас только  держат  при  главном командовании. Придали бы какой-нибудь армии и всем ожиданиям конец.


     1 апреля.

    Сегодня я дневалил и на аэродроме не был.  А  день  был  замечательный. Наши летали, много летали - целый день гудели моторы. И под этот общий шумок (учебных полетов) экипажи капитана Ивашкина и  младшего  лейтенанта  Егорова сходили на боевое задание. Фотографировали результаты  ночного  бомбометания 20-го АП[4] и аэродром на Тикш-озере.
     Начало сделано!
   Завтра на боевую работу уйдет одно  звено.  Будут  базироваться  вблизи линии фронта. Задачи будут в основном разведывательного порядка.
     А я все жду.


     7 апреля.

   Чувствуется некоторая усталость. Наверное, от того, что недоспал.  С  3 числа мы спали по 3-5  часов  в  сутки  и  все  время  на  ногах  в  тяжелом обмундировании. Один раз пришлось топать пешком  на  аэродром  и  обратно  в полной летной форме.
    4-го вечером перелетели в  Сегежу,  чтобы  5-го  в  6.00  взлететь  для массированного удара по аэродрому противника на  Тикш-озере.  Но  финны  нас упредили, в 4.00 они сбросили на наши  стоянки  168  бомб.  Внезапный  налет должен был принести много вреда, но обошлось все  неожиданно  счастливо:  на двух машинах осколками пробило обшивку плоскостей и ранили старшего  техника лейтенанта Короткевича, работавшего на подвеске бомб. Машины все остались  в строю, но к 6 часам погода испортилась, и нам пришлось вернуться с бомбами.
    6-го утром не получилось со сбором в назначенном месте. Опять вернулись с бомбами. Взлетели в 15-м часу. Финны нас, конечно, ждали.  Еще  километров за 20-25 нас встретили 15 истребителей противника. До  цели  продвигались  с боем. В бою участвовало до 50-ти машин. У финнов  было  выгодней  положение, они дома и по высоте были  выше.  Но  все-таки  на  цель  мы  пришли.  Бомбы сбросили довольно удачно. Только одна машина не сбросила бомбы,  потому  что ее подожгли еще при подходе к цели. Жалко,  что  на  аэродроме  осталось  (к нашему приходу)  мало  самолетов.  Хорошо  дрались  истребители.  Общий  бой закончился со счетом 11-7 в нашу пользу, причем из 7 два потеряны не в  бою, а после боя заблудились и о них ничего неизвестно. Наш полк потерь не имеет. Но могли быть: некоторые плохо следят за воздухом.
    Если бы штурман нашего  экипажа  Азаров  видел,  как  атаковали  нашего соседа по строю, мы бы их отогнали после первой же  атаки,  а  то  позволили сделать  несколько  атак.  И  только  благодаря  разворотливости  атакуемого экипажа, все атаки были отбиты.
    Я на этой машине, с обзором из моей кабины, не  стрелок,  а  человек  в мышеловке: видишь только перед самым носом.


     16 апреля.

    Вот и снова я в Заполярье. Вчера в  6.10  вылетел  из  Ковенсмы  и  без приключений приземлился на аэродроме Кица - около 500 км пути. И я  снова  в Заполярье. Разместились в совхозе Мурманском, в бывшей школе.

_______________________________________________________

[1] Командир эскадрильи
[2] Следующая запись -  от  24  марта.  Она  содержит  поэму  Александра Безыменского "Двое и смерть", опубликованную в "Правде" 14 марта 1942 г.
[3] Вероятно, речь идет о псевдониме,  под  которым  Г.Т.Мироненко  писал свои заметки.
[4] Авиационный полк

Источник: Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-психологические очерки. М.: Ин-т российской истории РАН, 1997. - 232 с. - Тираж 300 экз.

Скачать весь дневник стрелка-радиста Т.Г.Мироненко


Категория: История села | Добавил: jurist (06.05.2012)
Просмотров: 2244 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar