Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствуем Вас Гость!
Воскресенье, 22.10.2017, 18:21
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 413

Поиск

Мы ВКонтакте

Погода в Колежме

Статистика сайта

Фольклор поморского села Колежма

Главная » 2010 » Февраль » 10 » Пайкачова Настасья
22:10
Пайкачова Настасья
Пайкачова Настасья (с. Колежма)
 
Тип персоналии: сказитель
Тип литературы: Русский фольклор
Годы жизни: род. начало XIX в.
Библиографические сведения: Григорьев А.Д.: "Настасья Пайкачо[ё]ва — старуха на 7-м или 8-м десятке лет, хотя по внешности ей можно дать только лет 55. Она поет хорошо, грамотна. Пропела она мне 1) старину «Две поездки Ильи Муромца» и 2) старину «Туры», отличающуюся раскольничьим отпечатком и представляющую переделанное начало старины о Ваське-пьянице и Батыге (Кудреванке и др.). Н. Пайкачова вместе с другой сказительницей Авдотьей Кликачовой сами пригласили меня к себе. Первую старину Пайкачова выучила от матери, а вторую от свекрови, сумской старухи".
 
Список текстов
 
         1. Две поездки Ильи Муромца: («Да как жил-был у старого добрый конь...»)
          2. Туры
 
                 Жанр: былины (старины)
                 Собиратель: Григорьев А.Д.
               Сведения о публикации: Архангельские былины и исторические песни, собранные А. Д. Григорьевым в 1899—1901 гг. с напевами, записанными посредством фонографа. Том 1. Издание Императорской Академии наук. Москва, 1904 г., 708 с. (переиздано в 2002 г.) 


ДВЕ ПОЕЗДКИ ИЛЬИ МУРОМЦА
 
      Да как жил-был у старого доброй конь:
      За реку перевозу не спрашивал,
      Уж он реки, моря на око́л скакал,
      Глаткия мхи да промеж ног спущал.
5.   Да как ехал тут старый да по цисту полю,
      Да наехал тут старой на сер камень;
      Да на камешки потпись потписана:
      «Во дороженьку ехать, — богату быть,
      Да во другу-ту ехать, — жонату быть,
10. Да во третьюю ехать, — убиту быть».
      Да стоит тута старой, — дивуитсе,
      Головой-то качат, выговариват:
      «Да на що мне-ка старому богату быть?
      Да как нету у мня молодой жоны,
15. Молодой нету жоны да любимой семьи, 
      Любимой нету семьи да малых детоцок;
      Да как некому тощи́ть золото́й козны,
      Да как некому дёржа́ть да платья цветного;
      Да на що мне-ка старому жонату быть?
20. Да как млада-та взеть, — да чужа корысть,
      Да как старая взеть, — на пеци сидеть
      Да на пеци-то сидеть, кашою кормить;
      Да поеду в ту дорожку, где убиту быть».
      Попроехавши Индею богатую
25. Да не доехавши Корелы проклятыя,
      Да стоит тут сорок воров-розбойников
      Да таких ли ноцных подорожников:
      Да хотят оны старого убить-склонить,
      Со конём ёго животом розлуцыть.
30. Да спроговорит старой таково слово:
      «Уж вы ой еси, воры-розбойники
      Да таки вы ноцны подорожники!
      Да как бит(1)-то вам ста́рого не́ по що,
      Да как взеть вам у ста́рого не́цёго;
35. Только есь у м’ня у стара пригодилосе:
      Только есь у м’ня у старого доброй конь,
      Да есь у м’ня седёлышко неседланно,
      Да есь толковая плётоцька несви́стана, 
      Да есь у м’ня у стара шолом на главы».
40. Да спроговорят воры-розбойники:
      «Да как ницого со старым розговаривать,
      Да как нат тут старого убить-склонить,
      Со конём ёго животом розлуцыть!»
      Да как брал тута старой шоло́м с главы,
45. Уж он стал этым шоломом помахивать:
      В одну сторону махнёт, — падёт улицой,
      В другу сторону махнёт, — да переулкамы; 
      Да убил тута всех до единого,
      Не оставил татарина на семяна.
50. Поворацивал старой добра́ коня,
      Да приехал тут стар во цисто полё 
      Да на тую на смёртоцку да на пи́сану: 
      «Во дороженьку съездил — убит не стал;
      Да поеду в ту дорошку, где жонату быть!»
55. Поехал тут старой по дороженьки,
      Приехал к полаты белокамянной.
      Да выходит девиця-душа красная; 
      Да берёт она старого за́ руку
      Да приводит в полату белокамянну;
60. Да садит она стара за дубовой стол,
      Да садит она старого, цостуёт.
      Накормила веть старого до-о́ сыта:
      «Да повалимсе, стар, на кроватку спать, —
      Да
ложись-ко ты, старой, ко стенки спать!»
65. Да спроговорит старой таково слово:
      «Да веть нам, дорожным, не у стенки спать, —
      Да ложись-ко, девиця, ко стенки спать!»
      Повалилась девиця ко стенки спать;
      Повернул тута старой кроватку вниз, —
70. Да упала девиця во глубок погрёп. 
      Выходил тута старой ис пола́ты вон,
      Отворил он веть глубок погрёп,
      Да как выпустил князе́й да всих бо́яров,
      Да оставил девицю да во глубоком погрёбу.
75. Поварацивал старой добра коня,
      Да приехал тут старый во цисто́ полё
      Да на тую веть
смерть на писану:
      «Во дороженьку съездил — жона́той не стал!»


     (1) [Григорьев пометил, что так — «в тетради». — Ред.]



ТУРЫ*
 
      «Вы туры, вы туры да маленьки де́тоцки!
      Уж вы где вы, туры, да вы где были-ходили?» — 
      «Уж мы были туры да на святой Руси». —
      «Уж вы що, туры, там видели?» —
5.  «Уж мы видели, туры, стену городо́вую,
      Уж мы видели, туры, башню наугольнюю;
      И-за той стены из городовыя 
      Выходила девиця-душа красная,
      Выносила она книга Евангелиё
10. Да копала она книгу во сырую во землю,
      Она плакала над книгою, уливаласе:
      "Не бывать тебе, книга, да на святой Руси, 
      Не видат[ь] тебе, книга, свету белого,
      Свету белого да сонця красного!”» —
15. «Ох вы, глупыя туры, туры да неразумныя!
      Не башня стояла да наугольняя, —
      Стояла тут церковь соборная
;
      Да не девиця выходила, не красная, —
      Выходила запрестольня Богородиця;
20. Да не книгу копала да не Евангельё, —
      Да копала она веру християнскую;
      Она плакала над верой да уливаласе:
      "Не бывать тебе, вера, да на святой на Руси!
      Не видать тебе, вера, свету белого,
25. Свету белого да сонця красного,
      Сонця красного да зори утрянной,
27. Зори утрянной — поздо вечерьние!”»
 
* Туры. Обособившийся запев былины «Василий Игнатьевич и Батыга»; большинство ее записей приходится на долю Западного Поморья, известна она и в казачьих областях. Старина о Василии Игнатьевиче в Поморье не зафиксирована собирателями, самые близкие районы ее бытования — Онего-Каргопольский край, Мезень; один вариант найден на Пинеге. Эпический запев, предвещающий нашествие татар на Киев, поморы обычно переосмысляли, воспринимая его как символическую картину крушения истинной веры (см. стихи 20—27).
Просмотров: 474 | Добавил: jurist | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar