Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствуем Вас Гость!
Воскресенье, 20.08.2017, 11:08
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Наш опрос

Оцените наш сайт
Всего ответов: 413

Поиск

Мы ВКонтакте

Погода в Колежме

Статистика сайта

Фольклор поморского села Колежма

Главная » 2010 » Февраль » 15 » Коппалина Авдотья Лупентьевна (Часть II)
22:08
Коппалина Авдотья Лупентьевна (Часть II)

Смотри Часть I


ИВАН ГРОЗНЫЙ И ЕГО СЫН
Самого начала сказительница не помнит; она помнит только, что в начале шла речь о том, что царь вывел измену «из Тульского, Тотарского и из Нова-града».
 
      ...Солнышко-то ходит по горници,
      А головой он качат да выговариват:
      «Мне на брата сказать, так мне брата жаль,
      Да на себя-то сказать, да головы отстать;
5.   Я скажу-ли на братця родимого,
      На родимого на Фёдора Ивановиця!»
      Тут не синоё морё сколыбалосе, —
      Да как царьскоё-то серце розгорелосе.
      Да скрыцал тута цярь да во первой након:
10.  «Уж вы ой еси, князя, вси бояра!
       Уж вы ой есь, палаци да немилосливы!
       Вы берите скоромладого цяревиця,
       Скоромладого да Фёдора Ивановиця
       За йего-ли за руценьки за белы,
15.  За йего-ли за персни злачёныи;
       Ведите скоро во полё Куликово 
       Да ко той-ли плашки ко липовой,
       Да ко той-ли ко ляги кровавыи, 
       Ко той-ли ко сабли ко вострыи;
20.  Да сказните у ёго да буйну голову,
       Положите главу да на злато блюдо,
       Принесите перед оци, оци цярския!»
       Да князья-ты, бо́яра вси розбежалисе;
       Палачи-ты вси да утулилисе:
25.  Да как большой хоронитсе за сере́дьного,
       Да середьной хоронитсе за меньшого,
       Да от меньшого тут веть ответу нет. 
       Да скрыцал тут цярь да во второй након:
       «Уж вы ой еси, князя, вси бояра!
30.  Уж вы ой еси, палачи да немилосливы!
       Вы берите-ко скоромладого цяревиця,
       Скоромладого Фёдора Ивановиця
       За ёго-ли за рученьки за белыи,
       За ёго-ли за персни злачёныи;
35.  Вы ведите-то ёго во полё Куликово
       Да на тую-ли плашку на липову
       Да ко той-ли ко ляги кровавыи
       Да ко той-ли ко сабли ко вострыи; 
       Вы сказните у ёго да буйную голову,
40.  Положите главу да на злато блюдо,
       Принесите перд очи, очи цярскии!»
       Да князья-ты, бояра вси розбежалисе;
       Палачи вси да утулилисе:
       Да как большой хоронитсе за средьного;
45.  Середьной-от хоронитсе за меньшого,
       Да от меньшого тут да веть ответу нет. 
       Да скрычал тут цярь во третий након:
       «Уж вы ой еси, кня́зя, вси бо́яра! 
       Уж вы ой еси, палачи да немилосливы!
50.  Вы берите скоромладого цяревиця,
       Скоромладого-то Фёдора Ивановиця;
       Вы ведите скоро во полё-то Кули[к]ово(1)
       Да на тую-ли на плашку на липову
       Да ко той-ли ко ляги кровавыи
55.  Да ко той-ли ко сабли ко вострыи́;
       Срубите у ёго да буйну голову,
       Положите главу да на злато блюдо,
       Принесите перед очи цярские!»
       Да князья-ты, бояра вси розбежалисе;
60.  Палаци-ты они вси да утулилисе:
       Да как большой хоронитьсе за средьного,
       Да середьной-от хоронитьсе за меньшого,
       Да от меньшого тут веть ответу нет. 
       Да со толь(2)ли со две́рной со лавоцки,
65.  Из того-ли из пецного углышка
       Да выскакивал Мальгута Скурлатов сын:
       «Да ище нашо-то дело подначельно,
       Подначельно дело поведёное (так):(3)
       Ище що нам велят, так то мы делаём!»
70.  Уж он тута младого цяревиця,
       Скоромладого-то Фёдора Ивановиця
       За ёго-ли за рученьки за белыи,
       За ёго-ли за персни злачоныи
       Поводил ёго во полё Кули[к]ово (так)
75.  Да на тую-ли на плашку на липову
       Да ко той-ли ко ляги кровавыи
       Да ко той-ли ко сабли ко вострыи.
       Тут проведала цяриця благоверная,
       Благоверная цяриця православная;
80.  Надевала сапог да на одну ногу,
       Надевала чорну шляпу на одно ухо,
       Надевала куньюю (так)шубу на одно плечо;
       Побежала она к братьцу родимому
       Да к родимому Микиты Романовичу.
85.  Она не спрашиват у ворот да приворотников
       Да не спрашиват у дверей да придверьников.
       Ступила веть она да в новую горьницу, —
       Она крест веть кладёт да по-писаному,
       Да поклон веть она кладёт да по-учоному,
90.  Да цёлом она бьёт на вси стороны.
       Встречаёт ю братец родимыи: 
       «Добро жаловать, ты госья небывалая,
       Небывалая ты госья, долгожданая! 
       Хош звать тебя, госью, — не дозватисе,
95.  Хош ждать тебе, госью, — не дождатисе;
       Ты теперинку(4), госьюшка, сама́ пришла!» —
       «Ты послушай-ко, мой братец родимыи!
       Веть не стало в неби красного солнышка,
       Да потухла зоря да раноутрянна,
100. Да погасла свеща да воску ярова, —
       Да не стало у м’ня младого цяревиця,
       Скоро-то-младого Фёдора Ивановиця:
       Увели ёго веть во полё Кули[к]ово
       Да на тую-ли плашку на липову
105. Да ко той-ли ко ляги кровавыи
        Да ко той-ли ко сабли ко вострыи
        Да казнить у ёго да буйну голову!» 
        Да Микитушка дела не росчюхивал,
        Да Романовиць он дела не рослыхивал;
110. Всё садить ей госьюшку, цостыёт(5):
        «Добро жаловать, ты госья небывалая,
        Небывалая ты госья, долгожданая!
        Хоть нам звать госью, — не дозватисе,
        Хоша ждать нам госью, — не дождатисе;
115. Ты тепериньку к нам, госьюшка, сама пришла!» —
        «Да послушай-ко, мой братец родимыи!
        Веть не стало в неби красного солнышка,
        Да потухла зоря да раноутрянна,
        Да погасла свеща да воску ярова, —
120. Не стало у м’ня младого цяревиця, 
        Скоромладого-то Фёдора Ивановиця:
        Увели ёго во полё Кули[к]ово
        Да на тую-ли на плашку на липову
        Да ко той-ли ко ляги кровавыи
125. Да ко той-ли ко сабли ко вострыи
        Да сказнить у ёго да буйну голову!»
        Тут Микитушка всё дела не росчюхивал,
        Да Романовиць дела не рослыхивал;
        Да садит веть ей, госьюшку, цостуёт:
130. «Добро жаловать, ты госья небывалая,
        Небывалая ты госья, долгожданая!
        Хоша ждать тебя, госью, — не дождатисе,
        Хоша звать тебе, госью, — не дозватисе;
        Да ты тепериньку веть, госьюшка, сама пришла!» —
135. «Да послушай-ко, мой братец родимыи!
        Да таки ли ты незгодушки не ведаёш?
        Да таки ли ты вочью да насмехаишьсе?
        Веть не стало во́ неби красного солнышка, 
        Веть потухла зоря да раноутрянна,
140. Да погасла свеща да воску ярова, —
        Да не стало веть у м’ня младого цяревиця,
        Скоромладого-то Фёдора Ивановиця:
        Увели ёго веть во полё Кули[к]ово
        Да ко той-ли ко плашки ко липовой,
145. Да ко той-ли ко ляги кровавыи
        Да ко той-ли ко сабли ко вострыи
        Да казнить у ёго да буйну голову!»
        Да Микитушка дело росчюхивал,
        Да Романовиць тут дело рослыхивал.
150. Надевал он сапог на одну ногу,
        Надевал он кунью шубу на одно плечё,
        Надевал он чорну шляпу на одно́ ухо;
        Да спущалса Микита на широкой двор; 
        Выберал он коня да самолучшаго,
155. Самолучшаго-то коничька неезжона.
        Только видели Микитушку седучись,
        Да не видели Романовиця поедуцись:
        Во чистом-то поли курёва стоит,
        Курёва-то стоит да дым столбом валит.
160. Он рукою машот да голосом кричит:
        «Прироздвиньтесь, народ да люди добрыи,
        Да на вси-ты на четыре сторонушки!
        Уж вы дайте Микиты дороженьку
        Попроехать Романовицю в чисто полё,
165. Попроститьсе мне с любезным племенничком! 
        Уж ты ой еси, Мальгута Скурлатов сын!
        Не секи-ко го́ловы да призамешкайсе, 
        Да не твой веть был кус да не тебе бы съись(6);
        Хошь съеш, вор-собака, — не похвалишьсе,
170. Не похвалишсе, вор-собака, подавишсе!»
        Прироздвинулись народ-люди добрыи
        На вси-ты на цотыре на сторонушки,
        Они дали Микитушки дороженьку;
        Попроехал Романовиць в чисто полё.
175. Он выхватывал любезного племенника,
        Он бросал тут Мальгуту Скурлатова,
        Он срубил у Мальгуты буйну голову.
        Приехал Микита во свою Литву (так)
        Со своим-то со любезным племеницком.
180. Позвонили тут цосну Божью заутреню
        Да цосну-ту воскресеньскую.
        Тут походит веть цярь ко заутрени;
        Надеваёт он платьё-то тёмноё,
        Уж он чорноё платьё, опальнёе;
185. Становился тут цярь да под лево крыльцё.
        Да походит Микита ко заутрени;
        Надеваёт он платьё-то цветноё,
        Уж он цветноё платьё, христовськоё (так); 
        Становилса Микита под право крыльцё.
190. Как отпели тут цосну Божю заутреню;
        Да спроговорил Микита да таково слово:
        «Уж ты здраствуй, цярь, со царицою
        Да со трёма ты с любезныма племенницкамы!»
        Тут спроговорит веть цярь таково слово:
195. «Уж ты ой еси, Микита Романовиць!
        Ты таки ль моёй незгодушки не ведаёш? 
        Ты таки ль вочью да насмехаишсе?
        Да не стало у м’ня красного солнышка, 
        Да потухла зоря да раноутрянна,
200. Да погасла свеща да воску ярова, —
        Да не стало у м’ня младого цяревиця,
        Скоромладого-то Фёдора Ивановиця:
        Увели ёго во полё Кули[к]ово
        А на тую-ли на плашку на липову
205. Да ко той-ли ко ляги кровавыи
        Да ко той-ли ко сабли ко вострыи,
        Да отрубили у йего да буйну голову;
        По князьям-то, боярам да поста́ратели есь, 
        По моём-то Фёдорушке нету некого!»
210. Тут спроговорил Микита таково слово:
        «Ище есь ли виноватому прощеньицё?»
        Тут спроговорил цярь таково слово:
        «Ище рад бы я простить да полно(7): (так)негде взеть».
        Тут выхватывал Микита Романовиць
215. Из-под тоёй ис-под правой полы племенницька.
        Тут спроговорил цярь таково слово: 
        «Уж ты ой еси, Микита Романовиць!
        Ты бери-тко злата, чиста серёбра,

        Ты бери города да с пригоротокамы!»
220. Тут спроговорил Микита таково слово:
        «Мне не надоть злата, чиста серёбра,
        Мне не надоть городов с пригоротокамы, —
        Только надоть мне любезного племеньничка!»
 
(1) [В оригинале здесь и далее «Кулипово», т. е. рифма к «липову». — Ред.]
(2) Толь (род. падеж единств. числа) — той.
(3) [Обычен эпитет «повелёное». — Ред.]
(4) = теперь.
(5) Цостовать — чествовать.
(6) «Съись» = съесть.
(7) [Искаженное: «поздно». — Ред.]



КНЯЗЬ ДМИТРИЙ И ЕГО НЕВЕСТА ДОМНА
 
       Сваталса Митрей по три года,
       Васильёвиць-кнезь да по три осени;
       На четвёртой год да лишь бы сватьбы быть,
       Лишь бы свадьбы быть, только к венцю идти, —
5.    Позвонили чосну Божью заутреню.
       Пошёл Митрей-кнезь да ко заутрени
       По тому-ли по улици по Софьиной,
       По тому-ли переулоцку по Домниной.
       Бросаласе Домнушка по плечь в окно:
10.  «Сказали, що Митрей хорош да пригош,
       Васильёвича ёго да лучше нет, —
       Он сутул-горбат да наперёд горбат,
       У ёго веть оци косы,
       И ёго веть ноги кривы,
15.  И ёго веть кудри заонежьскии,
       Заонежьскии кудри молодецькии!»
       Йэты реци Митрею во слух пришли,
       Васильёвицю да за беду стали,
       За беду стали да за великую.
20.  Воротилса Митрей да от заутрени,
       Пришол к сестрици, к сестри[ци] к родимыи,
       К молодыи Марии Васильёвны:
       «Уж ты сестриця, сестриця родимая,
       Молодая Мария Васильёвна!
25.  Заведи-ко, сестриця, свой почестён пир;
       Не зови ни князей не бо́яров,
Одну зови Домну Микульёвну!»
Уж ту-ль первы послы к Софьи на двор пришли,
Умельнё зовут да ниско кланеютсе:
30. «Спусти-тко, Софья Микулицьна,
Пожалуй-ко, Домна Олёксандровна,
На Марьин на девоций на почестён пир;
У ёй братьця Митрея дома нет,
Васильёвиця да не слуцилось во дому́:
35. Ушёл братец Митрей да [за] охвотами,
За куницамы ушёл, за лисицамы,
За черныма соболямы сибирскима,
Стрелить-палить маленьких утушок,
Малых утушок да серых цыпушок!»
40. Да первы послы да с двора не сошли,
Что други послы к Софьи на двор пришли, —
Умельнё зовут да ниско кланеютсе:
«Спусти, спусти, Софья Меркульицна,
Пожалуй-ко, Домна да Олёксандровна,
45. На Марьин на девочён на почестён пир;
У ёй братьця Митрия дома нет,
Васильёвиця да не слуцилос во дому:
Ушол братець Митрей да за охвотами,
За куницямы ушёл, за лисицямы,
50. За чёрныма соболямы сибирскима,
Стрелить-палить маленьких утушок,
Малых утушок да серых цыпушок!»
Что-ль други послы с двора да не сошли,
Что-ль третьи послы к Софьи на двор пришли, —
55. Умельнё зовут да ниско кланеютсе:
«Спусти-ко, спусти, Софья Микурьицьна,
Пожалуй-ко, Домна да Олёксандр[о]в[н]а,
На Марьин на девоций да на почестён пир;
У ёй братця Митрея дома нет,
60. Васильёвиця не случилось во дому:
Ушёл братец Митрей да за охвотамы,
За куницямы ушёл, за лисицямы,
За чорныма соболямы сибирскима,
Стрелить-палить маленьких утушок,
65. Малых утушок да серых цыпушок!»
(Сказительница петь до конца не умеет, а рассказывала его согласно с другими вариантами.)
 
 
МАТЬ ПРОДАЕТ ИВАНА ГОСТИНОГО СЫНА
 
Был-жил кнезюшко да сын Иванушко;
Он от батюшка Иванушка от умного,
Да он от матушки жоны было розумныи —
Зарожжалосе цадушко неумноё,
5. Что-ль неумноё чадо неразумноё —
Зарождался Иванушко Гостинной сын.
Он охвочь был ходить да на царев кабак,
Он охвочой был пить да зелёна вина,
Он охвочь был тощить золотой казны;
10. Уж он знаитсе со девкамы со дуркамы,
Со тема-ли со жонкамы-плутовкамы,
Со тема голя́мы со каба́цкима.
Унимала ёго да родна ма́менька:
«А-й же ты Иванушко Гостинный сын!
15. Тебе полно ходить да на царев кабак,
Тебе полно пить да зелена вина,
Тебе полно тощить да золотой казны;
Ты не знайсе со девкамы со дуркамы,
Со тема-ль со жонкамы-плутовкамы,
20. Со тема голя́ми со кабацкима!»
Не слуша́л Ива́нушко да ро́дной матушки;
Он бранит-ругат да ро́дну матушку
Он такою бранью неподобною,
Неподобною бранью, всё по-ма́тёрну.
25. Не стерпела ёго да ро́дна матушка;
[О]на брала Ивана за белы руки,
Поводи́ла на при́сталь корабе́льюю,
Продавала купцям-гостям заморянам
А-й заморянам купцям да вавилонянам:
30. «А-й же вы еси, купци-гости замо́ряна,
Вы заморяна да вавилоняна!
Вы купи[те]-тко да добра молотьця,
Уж вы дайте мне-ка денёк петдесят рублей!»
Торговал тут Павел, гость-заморенин,
35. Гость заморенин да вавилоненин:
«Уж ты ой еси, да молода вдова!
Уж ты вора продаёшь али розбойника,
Ты таки ль ночного подорожника?..»
Отвечала ёму молода́ вдова:
40. «Я не вора продаю, не розбойника;
Продаваю своёго-то чада милого,
Чада ми́лого да одина́кого(1)
Единого Иванушка Гости́нного!»
Тут спроговорил Иванушко Гостинной сын:
45. «Уж ты ой еси, Павел гость заморенин,
Гость заморенин да вавилоненин!
Не жалей-ко ты денёк перьдесят (так)рублей,
Уж ты дай-ко бабы денёк сто рублей, —
Я сгожусь тебе молодець во повары!»
50. Что-ль на ту пору, на то времецко
Повели Иванушка во кузьницю,
Что-ль связали у Иванушка белы руцки
Что-ль во теи веровоцки шелковыи,
Сковали у Иванушка резвы́ ношки́
55. Что-ль во трои и во двои во кавелды(2),
Во ручныи, во ножныи во заплетины(3).
Тут спроговорил Иванушко Гостинной сын:
«Уж ты ой еси, да мать родна!
По лицю-ту ты бытто и мать родна, —
60. По серцю-ту ты дак змея лютая,
Змея лютая да потколодная!»
Повезли́ Ива́на на черно́й кара́б,
Посадили во трунь-ту(4) карабельнюю;
Тут ката́ли я́кори була́тныи,
65. Подымали парусы поло́тняны,
Отправлелись за синёё мо́рё-то.
Тута смолилса Иванушко Гостинной сын
Пресвятой Пречистой Богородици:
«Пресвятая Пречиста Богородиця!
70. Уж ты [дай]-ко мне-ка ти́шину способну,
Ты снеси меня за си́нёё мо́рё-то!»
Уж он год служил да верой-правдою,
73. Он другой служил — да не изменою... —
на третий год он стал начальствовать над 30 кораблями, пришел за море за матерью и увез ее к себе.

(1) Одинакий — единственный.
(2) Кавелды — кандалы, оковы.
(3) Заплетины — плетеные веревочные узы.
(4) = т. е. трюм.



            КОЗАРИН (КОЗАРЯНИН)
 
У Петра-то было Карамышова,
У ёго была да единая дочь,
Едина́я дочь да одинакая (пропела 2 раза весь стих),
Единакая да Елисафия;
5. А охоча ходить была в зелёной сад.
Тут приехали воры и розбойники
А-ль такии поганыи тотарёна,
Увезли́ деви́цю из чиста́ поля́,
Привязали девицю ко белу шатру (3 раза весь стих).
10. У бела шатра девиця убиваитсе (2 раза),
Она русо́й косы да причитаи[т]се:(1)
«Ты коса моя да светлорусая,
Ты коса-ль моя да кра́са де́воцья!
Ты вечор была, коса, зачо́сана,
15. Хорошехонько была заплётана;
Ты теперь, коса, да прирострепана,
Ко белу́ шатру́, коса, привя́зана:
Росплели́ косу́ да три́ тота́рина!»
Выходил тотарин из бела́ шатра
20. (Он собой-то был тотарин не млад, не стар!),
Угова́рил(2) деви́цю-ду́шу красную:
«Ты не плачь, не плачь, девиця-душа красная!
Заутра́, девиця, будём де́л дели́ть,
Будём дел делить да паёк па́ёви́ть;
25. На первой пай кладём да красно золото,
На друго́й пай кладём да чисто се́ребро,
На третий пай кладём да красну девицю.
Будёт ты мне, красна девиця, достанишсе, —
Я свезу́ тебя́ да во свою́ землю́,
30. Я за братёлка да за́муж вы́даю!»
Уходил тотарин во белой шатёр, —
Пуще старого девиця стала плакати;
У бела шатра да убиваитсе,
Ко русо́й косы да причита́итсе:
35. «Ты коса-ль моя да светлору́сая,
Ты коса-ль моя да кра́са девочья!
Ты вечо́р была, коса, зачосана,
Хорошехонько была заплётана;
Ты теперь, коса, да прирострёпана,
40. Ко белу шатру, коса, привя́зана:
Росплели косу да три тотарина!»
Выходил тотарин из бела шатра
(Он собой тотарин вовсё млад!),
Уговаривал девицю-душу красную:
45. «Ты не плаць, не плаць, девиця-душа красная;
Заутра будём, девиця, дел делить,
Будём дел делить да паёк паёвить;
На первой пай кладём да красно золото,
На друго́й пай кладём да чисто серебро,
50. На трете́й пай кладём да красну девицю.
Будёт ты мне, красна девиця, достанишсе, —
Я свезу тебя да во свою́ землю,
Я возьму́ тебя́ да за себя́ заму́ж!»
Уходил тотарин во белой шатёр, —
55. Пуще старого девиця стала плакаты;
У бела́ шатра́ да у́бива́итсе,
Ко русо́й косы́ да при́чита́итсе:
«Ты коса́-ль моя́ да све́тлору́сая!
Ты вечор была, коса, зачосана,
60. Хорошохонько была заплётана;
Ты теперь, коса, да прирострёпана,
Ко белу шатру, коса, привязана:
Ро́сплели́ косу́ да три́ тота́рина!»
Выходи́л тота́рин из бела́ шатра
65. (Уж собой тотарин уж он вовсё стар!),
Уговаривал девицю-душу красную:
«Ты не плачь, не плачь, девиця-душа красная;
Заутра, девиця, будём дел делить (2 раза),
Будём дел делить да паёк паёвить;
70. На первой мы пай кладём да красно зо́лото,
На другой мы пай кладём да чисто серебро,
На третей мы пай кладём да красну девицю.
Будёт ты мне, красна девиця, достанишсе, —
Я свезу тебя да во чисто полё,
75. Отрублю у тя да буйну го́лову!»
Уходил тотарин во бело́й шатёр, —
Пуще старого девиця приросплакалась.
Што-ль за йэтим за белым шатром
Тут стоял удалой доброй молодець.
80. Уж он всё йэты речи-ты выслухивал.
Уж он бел шатёр взял до подошвы срыл,
Одного тотарина копьём сколол.
Он другого тотарина конём стоптал,
Он третьёго тотарина живко́м схвата́л.
85. Он подходит к девици-души красныи:
«Уж ты ой еси, девиця-душа красная!
Ты чьёго отця да чьёй матушки?
Ты чьёго роду́ да чьёго племени?»
Отвечат йему девиця-душа красная:
90. «Я отця Петра да Карамышова,
Я была у ёго да единая дочь;
Ище был у йего да единакой сын,
Единой Козарин Петровиць млад,
Во чистом поли да он полякуёт!»
95. Тут спроговорил удалой доброй молодець:
«Уж ты здрастуй-ко, здрастуй, родима́ сестра!
Ты поди ко мне да на добра́ коня,
98. Я свезу тебя да к отцю, к маменьки!»

 
(1) Здесь певица остановилась и припоминала.
(2) Ср. 44-й стих.



НАЕЗД НА БОГАТЫРСКУЮ ЗАСТАВУ И БОЙ ПОДСКОЛЬНИКА С ИЛЬЕЙ МУРОМЦЕМ

Стояла тут застава великая:
А-й семь сильних, семь богатырей.
Что-ль нехто за эту заставу не проезживал,
Что-ль ни птичинка не пропырхивала.
5. Заезжал за ту заставу за великую
Что-ль молоденькой да Подсокольн[и]чек
На молоденьком он на коничке,
Он на сивеньком на трелеточки.
.........................................
10. «Мне послать поповского роду сонливаго, —
Потерят во снях да буйну голову;
Мне послать Олёшку Долгополого, —
Во полах он будёт заплетатисе,
Потерят он свою да буйну голову;
15. Мне послать боярского роду гордливого, —
Потерят он в гордости да буйну голову;
................................................(1)»
Тут спроговорил да Илья Муромец:
«Неким старому да заменитисе!»
20. Тут седлал Илья Муровиць добра коня,
Поезжал Илья Муровиць на Окат-гору,
Приезжал на Окат-гору высокую.
Он наводит трупку долговидную:
Богаты́рь в поли́ да спо́теша́итсе,
25. Он кида́ёт палицю под облако,
Он примаёт палицю одной рукой.
Он скрыцал богатырь во всю голову —
Ище мать земля вся приудрогнула;
Все темны́ лесы да пошаталисе,
30. Ко сырой земли да приклонилисе;
У Ильи-то конь да на коленки пал.
Соходил Илья да со добра коня,
Уж он бил коня да толковой плёткой:
«Ах ты вор-мошенник, травяной мешок!
35. Ище бытто по чисту полю не ежживал,
Богатырьского голосу не слыхивал?»
Тут не две горы да соходилосе,
Не два сокола да солёталосе, —
Соходилосе да соежжалосе
40. Тут два сильниих да два богатырёв.
Во первой након да они съехались,
Сломили по палици железныи, —
Оне друг друга́ да не повре́дили.
Во второй након да соежджалисе,
45. [О]не сломили по сабёльки по вострыи, —
Оне друг друг да не повре́дили.
Во третей након да соежджалисе —
Тута сбил Подсокольник да Илью Мурова
Под свои-ты Подсокольник под резвы ноги.
50. Тут Илья Муровиць да он ногой махнул,
Он ногой махнул да он рукой дрыгну́л, —
Он садилса Подсокольнику на белы груди,
Вынимаёт нож да он булатныи,
Он хочот пороть да груди бе́лыи,
55. Вынимать у ёго́ серцо́ со пе́ценью.
Тут спроговорил да Илья Муровиць:
«Ты скажись-ко, скажись, доброй молодець;
Ты цьёго роду да цьёго племени,
Ты цьёго отця да цьёй матушки?»
60. Отвечат Подсокольник таково слово:
«Ох ты старый да чорт седатыи!
Как бы сидел да на твоих грудях,
Я не спрашивал бы у тебя отця-матушки, —
Я порол бы у тебя нежны груди,
65. Вынимал бы серьцё со пе́ценью!» —
«Ой молодой ты щонок да вор-нахвальщичок!
Под низо́м лёжи́ш, а го́рдо го́вори́шь;
Ты скажись, скажись, удалой доброй молодець;
Ты цьёго отця да цьёй ты матушки,
70. Ты цьёго роду́ да цьёго ты племени?» —
«Ой ты старыи да чорт седатыи!
Как бы сидел да на твоих грудях,
Я не спрашивал бы у тя отця-матушки, —
Я порол бы у тя нежныи грудюшки,
75. Вынимал бы у тя серьцё со пеценью!» —
«Молодой ты щонок, вор-нахвальщичок!
Под низо́м лежишь, сам гордо говоришь;
Ты скажись, скажись, удалой доброй молодець;
Ты цьёго роду́ да цьёго пле́мени,
80. Ты цьёго́й (так) отця да цьёй ты ма́тушки?»
Тут сказалса удалой доброй молодець:
«Я-й от батюшка от камешка от Ладыря,
Я-й от матушки Омельфы Тимофеёвной!»
Соходил старо́й да со белы́х груде́й,
85. Цёловал нахвальщичка да в золоты уста:
«Скажи матушки Омельфы Тимофеёвной
От меня Ильи Муровиця ниской поклон!»
88. Тот приехал домой и убил мать.

(1) Сказительница говорила, что в пропущенном месте шла речь еще о двух богатырях, но, о каких именно, она уже не помнила.



КНЯЗЬ, КНЯГИНЯ И СТАРИЦЫ
 
Жил был кнезюшка да девеносто лет;
Взял кнегинушку да девети годов,
Жил с кнегинушкой да ровно три года,
На четвёртой год да князь гулять пошёл.
5. Он ходил-гулял да ровно три годы,
На цетвёртой год да князь домой пошёл.
Что-ль попало князюшку две старици,
Что-ль две старици две чорнокнижници,
Чернокнижници да чорноризници.
10. Уж он спрашиват у этых старицей:
«Не слыхали ли да не видали ли,
Каково живёт моя кнегинушка?»
Ёму старици да поклонилисе:
«Мы видом-то не видили, слыхом слышели (так),—
15. Не хорошо живёт твоя кнегинушка;
Придёшь, кнезюшко, да ко крылечику,
Поколотишсе да у колечика, —
Выбежит твоя млада кнегинушка,
Тебя встретить с пути, с дороженьки;
20. Выбежит она без летничка, в одной сороцоцки,
Без платоцика, в одном повойницки,
Без башмациков, в одних цулоциках, —
Ты возьми-тко, князюшко, да саблю вострую,
Ты сруби у ёй да буйну голову!
25. Ступишь, кнезюшко, да на широкой двор, —
Вси добры кони́ да исприезджоны,
Исприезджоны да по колен в назьму́,
Оне пьют воду да всё боло́тняну,
Оне едят траву да всё муравая(1);
30. Ступишь, кнезюшко, да на новы сени, —
Золоты клюци вси исприломаны,
Золота казна вся испридёржана;
Ступишь, князюшко, да в нову горьницю, —
В новой горьници да голубей(2) весит,
35. Голубель весит да малых деточек;
Ступишь, князюшко, да в другу горьницю, —
В другой горьници да там другой весит,
Там другой весит да малых деточок;
Ступишь, князюшко, да в третю горьницю, —
40. В третей горьници да там третей весит,
Там третей весит да малых деточок;
Ступишь, князюшко, да [во] глубок погрёп, —
Слатка воточка-чай исприкушона,
Вси слатки мёды да исприлизаны,
45. Слатки преницки вси да исприедёны!..»
Приходит князюшко да ко крылечику,
Поколо́тилса да у колечика, —
Выбегала ёго млада кнегину́шка
[О]на без летницка, в одной сороцоцки,
50. Без платоцика, в одном повойницки,
Без башмачиков, в одных цулочиках.
Брал тут князюшко да саблю вострую,
Он срубил у ёй да буйну го́лову.
Ступил кнезюшко да на широкой двор, —
55. Вси добры кони не изъезджоны,
Они пьют воду да всё ключёвую,
[О]не едят траву да всё шолковую.
Ступил князюшко да на новы сени, —
Золоты клюци вси исприржавели.
60. Ступил князюшко да во высок терём, —
Золота казна вся исприме́дела.
Ступил кнезюшку(3) да в нову горьницю, —
В новой горьници да тут пяла́ весят;
Во пялях-то шито всё по-книжному,
65. Всё по-книжному, по-писа́нному;
Что-ль не ко́лько шито — вдво́ё плакано:
А-й все князюшка домой дожидала.
Ступил князюшко да в другу горници, —
В другой горьници да там пяла весят;
70. Во пялах-то шито всё по-книжному,
Всё по-книжному да по-писанному;
Что-ль не ко́льки шито — вдво́ё плакано:
А-й всё князюшка домой дожи́дала.
Ступил кне́зюшко да в тре́тю го́рьницю, —
75. В третей горьници да та́м третьи́ весят;
Во пялах-то шито всё по-книжному,
Всё по-книжному да по-писанному;
Что-ль не ко́лько шито — вдвоё плакано:
А-й всё князюшка домой дожидала.
80. Ступил князюшко да во глубок погрёп, —
Слатка воточка вся отстояласе,
Вси́ слатки́ мёды́ да за́дохну́лисе,
Слатки пренички вси изаплеснели.
Ступил кнезюшко да на широкой двор;
85. Выберал он коня да самолучшаго,
Самолучшого коня не езджона;
Поезджал кнезюшко за этыма старицьмы;
Брал тут да саблю вострую.
Он заста́л этых стариц чорнокнижныих,
90. Тут спроговорит князюшко да таково́ слово:
«Уж вы ой еси, чорнокнижници да чорноризници!
Я срублю вама да буйны головы!»
Ёму старици да поклонилисе,
Поклони́лисе, самы́ смоли́лисе(4):
95. «Не секи у нас да буйных голов;
Мы пойедём, князюшко, да во чисто полё
Мы ко тому-ли ко камешку плавучому,
Мы воймём(5) живой воды да мёртвыи,
99. Оживим мы твою княгинушку». 


(1) «Муравая» трава, по словам певицы, — «горькая» трава, растущая «на полях».
(2) = колыбель. Сноски к стр.
(3) = кнезюшко.
(4) Смолиться — взмолиться.
(5) Воймём — возьмём.


НАШЕСТВИЕ ФРАНЦУЗОВ В 1812 ГОДУ
 
Заводиласе война да во середь белого дня.
Наши начели (так) палить — только дым столбом стоит.
Каково есть красно солнышко, не видно во дыму;
Только видно во дыму: не ясён сокол летат (2 раза),
5. Не ясён сокол летат, — доброй молодец гулят.
Он ко крутой ко горы да сам на вороном кони
Ко казакам прискакал да три словечика [сказал]: (трехстишие 2 раза)
«Вы казаки, вы поля́ки, военныи мои,
Вы военныи мои, удалыи молодцы!
10. Вы без мерушки пейте зелёного вина,
Без росчету получайте государовой казны, (четырехстишие 2 раза)
Да посмелее подступайте со френьцузом воевать!»
На лушку было на лушку да стоит [армия] в крушку,
Стоит армия в крушку, да Лопухов еде́т в полку,(1)
137 15. Лопухов едет в полку да курит трупку табаку:
«Для цего нам не курить да зелёна(2) не пить? —
Свиньцю-пороху довольнё, сила во поли стоит!»
Что-ль не пыль во поли́ пыли́т да не дубровушка шумит,
Не дубровушка шумит, — френцюз с армиёй валит;
20. Он валит-таки валит да сам подваливаёт,
Сам подваливаёт, речь выговариваёт:
«Всю Русеюшку пройду, в камянну (так)Москву зайду,
Уж я много енералов всих в ногах стопчу!»
Енералы испужались, слезно плакали-рыдали,
25. Слезно плакали-рыдали, платком слёзы подтерали,
Платком слёзы подтерали, в поворот слово сказали:
«Не бывать тебе, злодею, в нашой камянной Москвы,
Не видать тебе, злодею, да белокамянных церквей,
Не стрелеть тебе, злодею, золотых наших крестов!»
30. Оне билисе-рубилисе цотырнадцеть цясов;
Пятойнадесеть ступили — стали силу розбирать;
Что-ль нашли таких убитых: полковничков до семи,
Полковничков до семи да ениралов до восьми,
Что мелько́й пещёрской силушки сосчитать ей не могли;
35. Да которы на горы, по колен стоят в руды́(3),
Что которы под горой, тех засыпало землёй.
Что-ль один-таки лёжит да свою речь говорит:
«Вы подайте-ко, ребята, мне чернильницю с пером,
Мне чернильницю с пером, мне лист-бумашку с ярбом;
40. Напишу свойей сударушки нижающий поклон!» 


(1) Все следующие стихи (начиная с 15-го) сказительница пропела по 2 раза.
(2) [Очевиден пропуск слова «вина». — Ред.]
(3) Руда — кровь.
Просмотров: 1006 | Добавил: jurist | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 4
avatar
4
Ну-ну, может и так
avatar
3
Данный пост — одно из редких исключений, когда читаешь с интересом и что-то для себя выносишь. Спасибо автору. Добавлю в избранное:)
avatar
2
Шикарный блог
avatar
1
Отличная статья мне нравитвя, достойно.
avatar